Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

bande_nere

Сергей Доля. "Кружева и сталь. Заметки о Семилетней войне 1756-1763 гг"

Кружева и сталь-4.jpg
И вновь реклама. Последний выпуск альманаха форматом несколько отличается от предшествовавших ему. Он издан целиком и полностью на лощёной бумаге, все иллюстрации - цветные (и всё это менее чем за тысячу росс. рублей, с доставкой). Выпуск посвящён Джошуа Рейнольдсу: сквозь призму творчества английского живописца рассмотрены биографии участников и отдельные эпизоды военных действий и политических событий в Европе, Индии и Вест-Индии. Автор показал себя с новой стороны. Спешите купить!
bande_nere

Книжное

Пожар ИНИОН
Так совпало - утром получил на почте давно ожидаемую Fernando el Catolico y el cisma de Pisa Дуссинаге, а вечером узнал - горит ИНИОН. В своё время специально ездил в Москву, чтобы поработать там с книгами, провёл в этом здании много часов. Надеюсь, Юрий Пивоваров не ошибается, и книги спасти удастся.
bande_nere

Любовь к истории

Любовь к истории

Заезжал я недавно в Варшаву. Безусловно, не обошлось без посещения книжных. В связи с этим возникли горестные мысли: ну вот почему 36-миллионный (в Польше) народ переводит работы по всемирной истории намного шире, чем более чем 100-миллионное русскоязычное население?!

Речь не только о популярных работах, но и о научной классике; того же Канторовича ("Два тела короля") я видел в польском переводе в бытность свою в Познани в 2009 г., а русский перевод появился только в 2014-м. Неужели русские, белорусы и другие представители русскоязычного мира настолько "ленивы и нелюбопытны"?! Или может широкие народные массы напрямую читают классику на языках оригинала?! Отчего тогда переводчики исторической литературы выдают столь убогие и халтурные опусы (не в обиду Центрполиграфу будет сказано)?! Может быть Польское государство дотирует издательства или каким-то иным способом поддерживает дело исторического просвещения? Почему тогда этого нет у нас?!

Короче говоря, сетую я.
bande_nere

Десять книг по истории: флэшмоб

Запоздало поддержу флэшмоб:
Поддержу флешмоб: 10 книг, определивших мировоззрение
Аллаверды...
10 книг, сформировавших моё мировроззрение (как-то так)
10 книг, определивших мировоззрение 

Ниже - перечень: какие книжки подтолкнули пытливый ум мальчика в сторону интереса к истории. При этом оговорюсь, что, во-первых, я не стремился набрать список именно из десяти книг, во-вторых, речь идёт о детских годах, до 1 курса университета. Пост публикуется прежде всего в порядке ностальгии по счастливым сопливым временам, поэтому книги не комментирую.
Collapse )
bande_nere

Дарвин

Дарвин

В минувший четверг были объявлены лауреаты премии "Просветитель"; в номинации "За лучшую биографию" победил Максим Чертанов как автор книги "Дарвин" . Хочу немножко поделиться впечатлением от автора и от самой книги.

В своё время, пару лет назад, я купил Чертановского "Конан Дойла" и до сей поры считаю его шедевром биографического жанра, своего рода эталоном для других авторов жизнеописаний. Эта и подобные ей другие книги оправдывают существование серии ЖЗЛ, в которой в последнее время попадается слишком много либо откровенной халтуры (например, "Московские градоначальники"), либо совсем уж высосанных из пальца биографий ("Калиостро"). Позже я узнал, что под псевдонимом скрывается очаровательная женщина (раскрывшая своё имя только на церемонии вручения премии 21 ноября). Она является также автором биографий Герберта Уэллса, Хэмингуэя, Марка Твена... Ах да, дух Конан Дойла ощущается на самых первых страницах книги: дедукция в геологии; детектив, ползающий с лупой; аргентинские "нерегулярные части с Бейкер-стрит".

Как сказал Максим Чертанов: "Я вообще-то гуманитарий и за Дарвина взялась из страха, что про него напишет кто-нибудь еще более гуманитарный и безответственный" (видео выступления; посмотрите - не пожалеете). Полагаю (а я тоже гуманитарий), что задача оказалась ей по плечу. В самом начале книги автор пишет: "Давайте помнить, что в любой специальной области, чтобы выносить суждения, недостаточно посмотреть ток-шоу с участием актёра, домохозяйки, священника и депутата" (8). Сам Чертанов при написании книги опирался не только на свой несомненный литературный талант, но и на научные консультации известного биолога, Александра Маркова aka macroevolution.

"Дарвин" сопровождал меня в летней поездке в Италию, во время которой я успел прочитать книгу дважды. Это было чтение, приносящее подлинное удовольствие. Мягкий юмор автора обрамляет биографическое повествование, иногда уплотняющееся до "телеграфного" стиля хроники семейной жизни Дарвинов: "...Было холодно, Крымская война, правительственный кризис, Эмма хворала, но всё же развлекались, ходили по театрам..." (147). Эти вставки перемежают более серьёзный материал - разделы, передающие ход рассуждений Чарлза Дарвина и объясняющие его взгляды с точки зрения современной науки. В целом чтение лёгкое, лишь одна глава полностью выбивается из жанра жизнеописания и может напугать читателя, о чём автор, впрочем, его честно предупреждает: "А теперь читателю-"лирику" надо набраться мужества: следующая глава будет для него сложной. Впрочем, если он не любопытен, то может пропустить её. Никто в ней не умер и не женился" (228).

Рецепт признания со стороны читателей и успеха у критиков - во взвешенном сочетании этих трёх элементов: биографического нарратива, качественного науч-попа, интеллигентного юмора. В биографии Дарвина всё это есть, так что горячо рекомендую к прочтению!

bande_nere

Сергей Доля. "Кружева и сталь. Заметки о Семилетней войне 1756-1763 гг"


На правах рекламы. Превосходные тексты mos_art теперь доступны в бумажном формате. Во второй части альманаха - евровыезд Александра Прозоровского, живой обзор мест Семилетней войны, захватывающее повествование о хронометре и многое другое. Не упустите купить!
bande_nere

Ганс Штаден. Его борьба

Несколько десятков предложений в развитие темы, затронутой вчера. Материал взят из ряда статей, прежде всего, из "Hans Staden's Captive Soul" Х.И.Мартела (Journal of World History, 2006, vol. 17, № 1).

По мнению Х.Мартела, книгу Ганса Штадена следует изучать в контексте религиозно-политической борьбы того времени, а именно - "как стратегический вклад для заинтересованной и политически влиятельной аудитории". Говоря проще, он написал её в качестве назидания и примера колеблющимся в вере. Кроме того, книга была призвана опровергнуть возможные обвинения католиков (португальцев и не только) в забвении Штаденом истинной веры во время его пребывания среди индейцев.

Одна из сквозных тем "Достоверной истории" Штадена - рабство, которое можно понимать как почти что буквально (вынужденная служба португальцам, пленение тупинамба), так и совершенно метафорически (тьма язычества). В самом начале автор жалуется, что по прошествии оговоренных 4-х месяцев службы португальцы из колонии Брикиока не отпустили его домой, так что он пребывал у них как бы в рабстве. С другой стороны, "пленение" Штадена тупинамба во время неосмотрительного охотничьего трипа в одиночку можно расценивать как своего рода бегство от колонистов. Не случайно поэтому, целых пять раз, когда португальцы или их союзники тупиникины приходили за ним, он отговаривался либо охотой, либо каким-либо иным предлогом.

Для читателей-протестантов, как бы опровергая возможные заявления о том, что он утратил среди тупинамба истинную веру, Штаден многократно подчёркивает свою верность Богу, всячески драматизируя своё пребывание у индейцев и их обращение с ним. Он был очень гибким, этот Штаден, и выходил сухим из воды всегда: сперва, поступив на службу к португальцам, затем - оказавшись у тупинамба, после - среди французских моряков, наконец - в родной протестантской Германии.

Ганс Штаден-11
Штаден и его индейская жена. Кадр из фильма.

У читателя книги Штадена должно было сложиться убеждение в том, что любые поступки героя преследовали цель выжить и при этом сохранить преданность истинному Богу. Так, описывая приготовление индейцев к антропофагной трапезе, Штаден отмечает: сперва пленника вверяют попечению одной из женщин, которая заботится о нём и вступает с ним в связь. Это своего рода дисклеймер, необходимое предуведомление к рассказу о жизни среди тупинамба. Далее, Штаден подчёркивает, что не ел еду, предложенную ему каннибалами. Отказ от пищи приравнивается здесь к верности христианской вере. Он отказывался участвовать в церемониях тупинамба. Отказ танцевать он объяснял тем, что у него болит нога, отказ принимать пищу - тем, что очень сильно болит зуб. Посредством таких нехитрых оговорок история "плена" Ганса Штадена превращается в непрерывную 10-месячную борьбу с языческими соблазнами, борьбу, из которой герой вышел победителем.

Итак, оказывается, что каннибальский дискурс используется Штаденом для того, чтобы изобразить из себя мученика за веру. Не случайно в 1593 г. его книга была переиздана французским гугенотом Теодором де Бри с прекрасными новыми гравюрами, призванными продемонстрировать верность героя христианским ценностям.

Bry 3Bry 2
Гравюры из издания Теодора де Бри.

Чтобы закруглить тему каннибализма, вернёмся из Старого Света в Новый. Жизнь среди индейцев предстаёт в книге Штадена своего рода сценой, а каннибализм тупинамба - самой яркой её декорацией, на фоне которой разыгрывается драма с религиозно-моральным содержанием. Однако, почему бы не предположить (вслед за некоторыми учёными мужами), что тупинамба тоже играли свою роль - играли в каннибалов. Штаден и его современник Лери, оба, отмечают большую любовь тупинамба к шуткам. Индейцы могли воспользоваться "знакомством" с попавшим в их окружение Штаденом, чтобы хорошенько оттянуться посреди скучных тропических будней. Каннибальская трапеза, устрашающие ритуалы, предупреждение пленника о его печальной участи - всё это могла быть своего рода насмешка над европейцем, жалким и напуганным. Такой вот "Brazilian sense of humor", как пишет Х. Мартел. В конечном счёте Штадена ведь не съели, но, напротив, приняли в общину на правах полноправного члена.

Наконец, ещё одним участником игры вокруг темы каннибализма могли быть французские поселенцы в Бразилии: охотники и торговцы, длительное время проживавшие в этой стране, обзавёдшиеся местными жёнами и родившие детей, зарабатывавшие материальный и символический капитал на посредничестве между белыми и индейцами. Таких людей было довольно много, Жан де Лери называет их "нормандцами, спасшимися после кораблекрушения". Прочие французы относились к ним с большим подозрением. Руководство Антарктической Франции (Форт-Колиньи в бухте Гуанабара) не доверяло им за то, что они переняли у индейцев их образ жизни и, "называясь христианами, жили с дикарями". Колониальные власти ввели за это преступление наказание смертью. К обычному бытовому недоверию здесь явно примешивался протестантский ригоризм колонистов.

В этих условиях россказни об ужасных дикарях-каннибалах были на руку "нормандцам", которые таким образом обосновывали своё существование в качестве посредников в торговле с тупинамба и другими индейцами. Миф о каннибализме, распространяемый "нормандцами", ввёл в заблуждение не только Жана де Лери и Андре Теве. Ему поддался и Ганс Штаден, проживший среди тупи 10 месяцев, потому что как "нормандцы", так и индейцы поддерживали этот миф, вероятно, по разным причинам. Для первых это был способ выживания. Поэтому натурализовавшийся француз, принявший туземное имя Карватту Варе, советует тупинамба убить и съесть Штадена. Пленник является его потенциальным соперником, и с каждым днём становится всё опаснее. Для самих тупинамба, как сказано выше, угрозы пленнику могли составлять часть игры, затянувшуюся шутку. Растерянный Штаден воспринимал угрозы быть съеденным за чистую монету, а его страхи подпитывались Карватту Варе и подобными ему людьми. После издания "Достоверной истории" распространение мифа о каннибализме бразильцев уже было не остановить - ведь он опирался на свидетельство "очевидца". Такая разгадка мне кажется вполне правдоподобной и заслуживающей серьёзного рассмотрения.
bande_nere

Кружева и сталь. Заметки о Семилетней войне 1756-1763 гг.

Кружева и сталь
Сергей Доля. "Кружева и сталь. Заметки о Семилетней войне 1756-1763 гг".
Рекламирую книгу замечательного автора mos_art. Его посты по истории эпохи Семилетней войны опираются на обширный фактический материал, написаны увлекательно и приправлены здоровым цинизмом. Читаю их всегда с большим удовольствием, надеюсь, что другие также оценят его книгу.